Рассказ Собова Сергея о гонке «Северная Надежда-2009»

...благодаря которой и появился Клуб Рифус, и к которой команда упорно шла полгода. Использовано с Хаски-форума, из темы Клуба Рифус.
Северная Надежда 23 февраля, утро. Старт первого этапа. Полгода мы шли к этой цели. И вот он, старт первого этапа гонки! Всё для меня разделилось на два мира. Один был где-то вне, с его флагами, речами, музыкой; другой был внутри с его сомнениями, мыслями и прокруткой различных вариантов событий. Как поведут себя собаки? Команда-то совсем молодая. Это первый старт нашей сборной упряжки такого уровня, да еще при таком скоплении народа. Последняя тренировка, прошедшая позавчера, вселяла определенный оптимизм. Псы пролетели около 12 км хорошим галопом и где-то в глубине души я знаю - собаки не подведут, должны стартовать хорошо, но пресс гонки и внимания к нам давит весьма ощутимо. Уходим на трассу первого этапа в 65 км под номером 2. Это хорошо. Во-первых, впереди нас будет «заяц», во-вторых, впереди нас не должно возникнуть непредвиденных ситуаций с обгонами и вообще технически сложных ситуаций которые могут помешать нам уйти со старта и спокойно включиться в гонку. Первая упряжка покидает стартовый городок. Помощники проводят нас в коридор. Я вижу, как возбуждены собаки, они готовы стартовать. Все дрожат. Напряжение повисло в воздухе. Минута до старта. Нас подводят на стартовую линию. Уверенность моя в собаках возрастает, ибо я понимаю, что сейчас упряжка «выстрелит». Судья на старте поднимает руку для пятисекундного отчета. Я ничего не слышу, но рука судьи словно рука гипнотизера притягивает внимание и сейчас существует только она… Четыре, Три, Два, Один, Старт… Такое впечатление, что всё вокруг «выключилось», исчезло, остались лишь собаки, нарта, я и как бы это сказать… ощущение работы собак. Полное чувство того, что упряжка является моим продолжением, как руки или ноги. И даже не упряжка, а каждая собака, как пальцы на руке. В реальность, на несколько секунд возвращает первый острый поворот, на котором я заложил слишком большой радиус и проехал впритирку со зрителями. Далее всё безупречно. Собаки работают отлично, мы хорошо и слаженно преодолеваем технически сложные места трассы. Примерно через 3 километра начинаю видеть упряжку, стартовавшую перед нами. Еще метров через пятьсот, вижу, садимся на хвост, прошу дорогу. Обгон совершаем четко и начинаем идти первой командой (в порядковом значении этого слова). Примерно через пару километров нас обогнал Миша Сыпко, с которым мы потом так и прошли весь первый этап бок о бок и Алена Лаврова, спина которой мелькала на открытых участках всё дальше и дальше, пока окончательно не скрылась из виду. Помню, я еще тогда вспомнил фразу из песни – «Вот пуля пролетела». Далее гонка шла очень хорошо, собаки работали, я толкался и мы очень быстро добрались до отсечки 17.5 км, которая проходила вблизи от стартового городка. Поднимаемся в «тягун» и резкий поворот налево. Собаки подумали, что мы финишируем, и мне потребовалось много голосовой энергии и сил, чтобы их уговорить продолжать слаженное движение. В общем, оборачивались они на меня, оборачивались, а я всё знай Хоп-хоп да Хоша-хайк и нарту толкаю. Оборачивайся – не оборачивайся, нужно ехать дальше. Через 1-2 км движение стабилизировалось. Упряжка взяла свою рысь и началась спокойная размеренная работа собак и человека. Лес, болота, полевые «тягуны», так километр за километром мы подошли к отметке 42 км, на которой был организован пункт ветеринарного осмотра собак. Осмотрели упряжку очень быстро, мне дали чай со смородиной и через 1 минуту мы снова продолжили движение. Далее мы приближались к финишу со стабильной скоростью, достаточно уверенно. Вообще первый этап мне показался самым легким (относительно) из всех четырех, не смотря на его большую протяженность. 24 февраля, утро. Второй этап. Мы приехали одной из первых команд для осмотра снаряжения в стартовый городок. Всё в порядке и остается только дождаться старта. Сегодня всего 35 километров, думал «наивный каюр» и главное, как обычно, старт, а уж на трассе поработаем и всё будет в порядке. В действительности данный этап получился самым тяжелым из всех четырех. Собаки хорошо стартовали, но уже метров через 800 попытались начать драться из-за того, что я решил попробовать новое сочетание, наши «заводилы» оказались слишком близко друг к другу и решили выяснить отношения. Упряжка перепуталась и в конце концов полностью остановилась. Нас обогнало несколько команд идущих следом. УХ! Пришлось мне побегать по глубокому снегу, челночным бегом, от лидера к нартам и наоборот. В общем, первая часть дистанции далась нам очень тяжело. Но вот, наконец-то упряжка взяла свой темп и мы начали стабильное движение... Прошли лес, вышли на болота. Болота – интереснейшее место скажу я вам. Но насколько интересная скажу позже. Открытая местность с редко встречающимся сухостоем, одинокие такие бревна от 1 до 2-х метров торчащие из снежной равнины. Я толкаю нарту вперед, максимально облегчая нагрузку для собак, солнце греет, ощущение жары нестерпимое (хотя на улице глубокий минус), я мокрый насквозь. Думаю, как же жарко собакам. Проходим контрольный пункт и идем по казалось бы не очень сложной, слегка извивающейся трассе и тут…. Я сам не понял как это произошло. Нарты налетели на бревно, которое скрывалось на обочине в толще свежего снега. Лыжа всего лишь треснула, но продолжающие движение нарты, по инерции проехали еще несколько метров и сломанная лыжа зарылась в снег и отломалась окончательно. Я остановился, хорошо помню свои первые мысли в эти секунды: - Всё! - Неужели это и есть та точка, до которой мне суждено дойти на этой гонке? - Неужели всё? - Подожди, подожди. Гонка для нас не может закончиться так! - Но если я не смогу идти дальше, то мне придется вызвать помощь. Я представил себя приезжающим в финишный коридор на снегоходе. Лица нашей команды, хлопающей меня по плечу и говорящих мне: - Не расстраивайся, ты сделал всё, что мог! …………… Я сделал всё, что мог??? - Вот если сейчас я привяжу к себе шесть собак и взвалив на себя нарты пойду к финишу, тогда возможно я и сделаю всё, что мог, а пока… В этот момент нас обогнал Женя Белов и собаки, почуяв знакомого человека, стали сдергивать меня с места. На одной лыже, максимально задрав нос нарт вправо-вверх мы начали движение. Через три километра такого хода, свело правый бицепс, низ спины и правое бедро из-за статической нагрузки выпавших на их долю. Началось приличное «углеводное голодание», но мы продолжали двигаться, неумолимо приближаясь к финишу. Я подумал, что раз мы смогли пройти так 3 км, значит сможем еще 14 оставшихся до финиша. И я не ошибся! Нам удалось финишировать на этом этапе. Когда я уже изрядно промучился, то увидел идущий мне на встречу снегоход. Ну, вот думаю, едет бригада меня снимать. Оказалось репортеры. Я выдохнул. Самое интересное, что нам удалось в таком состоянии обогнать две и догнать одну упряжку американцев. Вот так, с трудностями, с молитвою, мне удалось финишировать на втором этапе. И в этот раз, я так был рад видеть финишный городок, как, наверное, никогда до этого. Кое-как доковыляв до машины на негнущихся ногах, я приехал в школу для того чтобы успеть немного поесть и упасть на матрас, чтобы поспать хоть пару часов до ночного этапа. 24 февраля, вечер. Третий этап. Проснувшись за два часа до старта, я с удивлением обнаружил, что могу ходить и двигаться достаточно легко. Боль в мышцах была не такой уж сильной. Тело имеет удивительную способность, как к перспективной, так и к срочной адаптации. Как обычно мы были одними из первых в стартовом городке, для осмотра снаряжения и из-за того, что старт задержали на 30 минут, у меня снова было время подумать и просчитать возможные варианты развития событий. В данном заезде мы стартуем первыми и это неплохо. Будем уходить спокойно, без суеты, в своем темпе. Так случилось, что мы не совсем верно поняли указания судьи относительно оставшегося времени, до нашего старта и когда оставалась всего одна минута мы еще запрягали собак. Пришлось с хода влетать на старт и бросаться в гонку, потеряв 15-20 секунд, которые впрочем, не играют какой-либо роли на таких стартах. Упряжка ушла хорошо, собаки работают в галоп. Хороший темп. Наши собаки вообще любят бегать ночью, видимо сказывается большой объем вечерних тренировок. Когда мы были на старте, начинался снег, а сейчас он стал усиливаться. Встречный ветер создает встречный поток снега. Стена снега, постоянно надвигающаяся на тебя из темноты и появляющаяся в свете налобного фонаря, размеренный темп движения упряжки создает прямо-таки медитативное впечатление. Хорошо проехали первую часть трассы, собаки перешли на рысь, но на очень хорошую, быструю рысь. Двигаемся ходко. Выходим на болота. Далеко вперед уехали две упряжки, которые нас обогнали и два скиджорингиста, позади метрах в пятистах идут Костромские команды. Так и идем. Фонарь освещает лишь небольшое пространство перед лидером, впереди уже давно ничего не мелькало. Вдруг слышу метрах в ста от нас какие-то непонятные голоса. Ну, думаю, контрольный пункт, наверное. Проехали почти километр, но никого не встретили. Снова слышу голоса, такие высокие как будто кто-то собак погоняет. Ну, понятное дело, где же еще как не на гонке-то погонять. Хотя впереди точно никого нет. В общем, сделал вывод, что это, наверное, Алена Лаврова где-то впереди высоким голосом командует своей упряжкой, а зимняя природа Нейского края просто очень далеко разносит этот звук. Ну, в общем, явление данных голосов осталась непонятым. И я бы про это забыл. Однако, оказалось, что многие гонщики слышали непонятные звуки. А директор Нейской школы объяснил нам «нормальность» данного явления тем, что после войны на этих болотах были лагеря для военнопленных. Короче говоря я был рад, что следующий этап дневной. Упряжка продолжает движение, с болот в лес, из леса в поля. Мудрый Ховард ведет упряжку в темноту, с каждым собачьим шагом мы приближаемся к долгожданному финишу. Все наши собаки приобрели просто огромный багаж опыта и знаний, а Ховард стал настоящим вожаком (хоть я и редко употребляю этот термин). Научился читать разметку и видеть то, чего даже я не вижу. На ночном этапе я полностью доверял собакам и мы прошли его довольно легко. Мне он понравился тем, что ночью ты не можешь видеть большой ли тягун, сколько до поворота и т.д. Есть ты, упряжка, и несколько метров трассы перед командой. Финишируем. Стандартный вет.осмотр в финишном створе и мы в теплых машинах с горячим чаем. 25 февраля, утро. Четвертый этап (заключительный). Плотность стартов для нашей молодой команды выдалась приличная. Мы готовились к гонке и готовились именно теми объемами, которые необходимы для преодоления двухсот километров. Но вот такой плотности (частоты) стартов наши собаки еще не испытывали. На четвертый этап упряжка ушла без особого настроя и даже немного остановилась, покинув стартовый коридор. Собаки устали психически и физически, но первое сильнее. Первые 21 километр мы шли очень медленно. Я переставлял собак местами, пробовал разные сочетания, упряжка двигалась очень медленно. Но как только этап перевалил за свой экватор ситуация начала исправляться собаки втянулись в работу и я получил возможность отдохнуть, возможность, которой у меня не было на протяжении двадцати одного километра. Ну вот, подумал я, теперь-то мы наверняка дойдем до конца, но тут же прогнал эти мысли, вспомнив о технической сложности гонки, поломанных лыжах и т.д. Хотя теперь, когда мы уверенно направлялись к финишу, мысли были уже не только о том, чтобы закончить гонку, но и о том, чтобы зацепиться за третье место в личном зачете. Перед этапом мы немного выигрывали у гонщика идущего четвертым, но после довольно скромного начала заключительного заезда я предполагал, что мы идем где-то в одно время. Ну, что остается делать в такой ситуации? Только работать, работать вгрызаясь в трассу, цепляясь за каждую секунду, чтобы потом, пересекая финишную черту сказать «Я сделал всё». До финиша около восьми километров. Мой организм снова почувствовал все прелести марафона – сведения мышц, углеводное голодание. Я начал ощущать, что силы мои уходят и даже остаток трассы мне будет тяжело продержать такой темп работы. Но тут случилось, что-то, что я до сих пор не могу объяснить. Собаки сорвались в галоп и принялись бежать так, как будто мы только стартовали. Нет, финиш всегда был нашим сильным местом, но за восемь километров – этого я не ожидал. Летим, съедая метр за метром, стометровку за стометровкой, отделяющие нас от заветного финиша. Обгоняем две упряжки и вот уже контрольная точка - 5 км до завершения гонки. Периодически переходим на рысь, но, отдохнув на ней небольшое время, собаки вновь переходят на быстрый темп бега. До финиша километр! Понимаю, что мы прошли гонку и прошли хорошо настолько, насколько можно было подготовить сборную упряжку в наших условиях. Мысленно и вслух хвалю собак. Благодарю Бога! И вижу финиш! Только сейчас вспоминаю, что мы условились с командой, о том, что мне на обочине будет оставлен флаг клуба, с которым я буду финишировать. А вот и он! Нужно взять его с ходу, немного притормозив. Господи, не промахнуться бы. Координация–то совсем потеряна. Но всё в порядке, флаг в руках. Финишный створ. Мы прошли гонку. Все поздравляют меня и собак. Тут же объявляют время участников, которое говорит о том, что мы стали третьими в личном зачете. Ну, теперь мы наверное действительно сделали ВСЕ. Пора отдыхать и строить новые планы.

Написать комментарий

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *